БОЛОНСКАЯ СИСТЕМА НЕ ОПРАВДАЛА ОЖИДАНИЙ

С 29 июня по 1 июля в Санкт-Петербурге проходил X Международный юридический форум. Одной из тем, вызвавших особый интерес участников и аудитории, стали проблемы, тенденции, перспективы развития современного образования в России и подготовки специалистов в области юриспруденции. О дискуссии, развернувшейся на берегах Невы, – в нашем материале.

«Кто был в конце 90-х – начале 2000-х против введения бакалавриата и магистратуры?» – с таким вопросом обратился к залу ректор Санкт-Петербургского госуниверситета Николай Михайлович Кропачев. В огромном зале поднялась одна рука. «Герой», – оценил жест коллеги ректор университета Северной столицы. «А кто на сегодняшний день против магистратуры и бакалавриата?» – продолжил опрос Кропачев. И вновь вверх поднялась только одна рука.

Этот диалог модератора и зала стал своеобразным эпиграфом к дискуссии «Развитие юридического образования в Российской Федерации». X Международный юридический форум состоялся в переломный исторический момент, когда мир начал стремительно меняться, когда под вопросом оказались многие очевидные прежде базовые юридические принципы. Как законом защитить национальные интересы в эпоху глобальных перемен? Как обеспечить правовую защиту отечественного бизнеса в условиях санкционной войны? Насколько семейное и наследственное право устойчивы в ситуации, когда новые генетические открытия и методики делают неочевидными сами понятия «родство» и «наследство»? Нужно ли пересмотреть соотношение норм национального и международного права в острый текущий политический момент? Глобальные вопросы правовых аспектов освоения Арктики, использования криптовалют, прав на самооборону жилища – эти и многие другие интересные и актуальные темы не смогли отодвинуть в тень дискуссию о проблемах образования. Более того, даже на фоне сверхгорячих тем для обсуждения проблема образования в России вызвала интерес не только у участников форума, но и у многих россиян.

Тон полемике во многом задал Председатель Следственного комитета России Александр Иванович Бастрыкин. Еще в октябре прошлого года на международной конференции в Москве он выступил с предложением вернуться к советской системе высшего образования. Резонанс от этого выступления был огромен. Предложение обсуждали и чиновники сферы образования, и простые граждане разных поколений. Оппоненты, естественно, были. Но поддержка, очевидно, оказалась значительно мощнее. Потом иные темы оказались в центре внимания общества, и накал обсуждения постепенно угас. Вновь к своей идее Александр Иванович вернулся в Санкт-Петербурге. Причем на этот раз своими мыслями глава СК РФ сначала поделился как раз со студентами – на заседании молодежного форума, который прошел накануне. Молодым людям он напомнил: основы отечественной системы образования, которую многие называют «советской», в реальности заложены задолго до советской власти. Идеи Михаила Ломоносова, обогащенные Сергеем Уваровым, – вот фундамент той самой системы. И она дала России и миру выдающихся ученых. Имена Лобачевского, Менделеева, Попова, Курчатова, Королева, сотен выдающихся российских ученых знает все человечество. Много ли надежд на то, что новая система образования даст такие результаты? Не слишком. «Где отечественный телевизор? Где российский телефон? Самолеты и ракеты, создаваемые в нашей стране сейчас, во многом опираются на разработки ученых старой школы», – это серьезно тревожит доктора юридических наук Александра Ивановича Бастрыкина. И еще один печальный, но неоспоримый аргумент в пользу эффективности прежней системы высшего образования приводит Председатель СК РФ: «В 90-е годы, когда происходили болезненные перемены, три с половиной тысячи выпускников нашего Санкт-Петербургского университета уехали за границу. Физики, химики, математики. А сегодняшние выпускники сильно востребованы за границей? Нет!» Вот парадокс – система образования международная, но на мировом рынке выпускники советской школы оказались заметно конкурентоспособнее. Почему так сложилось? О проблемах современного российского образования, о недостатках Болонской системы говорили руководители ведущих юридических вузов страны.

Несмотря на то что Всероссийский государственный университет юстиции сумел адаптироваться к двухуровневой системе юридического образования, разработал актуальные и востребованные магистерские программы, ректор ВГУЮ Ольга Ивановна Александрова считает очевидным недостатком системы возможность обучения по магистерским программам студентов, которые не имеют степени бакалавра по юриспруденции. «Степень магистра юриспруденции, предполагающая углубленное изучение теоретических, научно-исследовательских и практико-ориентированных спецкурсов, на деле превращается в попытки донести довольно сложные материи лицам, которые не обладают обязательным правовым фундаментом», – делится она своими наблюдениями с коллегами. Получается, что довольно большая часть времени из двухгодичной программы магистратуры уходит на обучение будущих магистров азам юриспруденции, но это в задачи магистратуры никак не входит и превращает всю систему обучения отчасти в профанацию. И это не единственная проблема. Многие юридические вузы фактически сжали свои старые программы специалитета до бакалавриата. Жертвами такой процедуры чаще всего становились практико-ориентированные спецкурсы. Как итог: рынок труда оказался переполнен бакалаврами – юристами, которые обладают абстрактным набором знаний, но при этом лишены важнейших практических навыков.

На эту ситуацию российское общество отреагировало грустным анекдотом: «Ты креативен, талантлив, ты много знаешь. Ты учишься в школе лидеров. Но ты хоть что-то умеешь делать?» Своих коллег поддерживает ректор Московского государственного юридического университета имени О. Е. Кутафина Виктор Владимирович Блажеев. Он напоминает, что Болонские принципы были почему-то наиболее последовательно и на законодательном уровне реализованы именно в России. Между тем даже сам Болонский университет сохранил свою старую, проверенную временем модель обучения. Не следуют этим принципам вузы в Германии и во Франции, там сохраняют свои национальные модели. Руководители 78 вузов страны, входящих в Ассоциацию юридического образования, разработали и направили в Правительство России предложения по реформированию системы обучения студентов в юридических вузах страны. В. В. Блажеев, говоря об итогах этой работы, настаивает: «Мы все практически высказываемся за моноспециалитет. Почему? Потому что юриспруденция – наука фундаментальная. Бакалавр хорош там, где не нужен этот фундамент: менеджерам, дизайнерам. У нас есть жесткая логика учебного процесса. Освоение практических дисциплин невозможно, если нет прочного фундамента. Сторонники Болонской системы говорят о том, что система дает диплом международного образца и дает возможность российскому магистру получить работу в любой стране мира. Но давайте не будем лукавить: юрист – это национальный продукт. Он готовится для своей страны и нужен прежде всего своей стране». Де-факто возврат к прежней системе образования в лучших юридических вузах страны уже осуществился. И выбор этот сделали сами студенты. «В юридической магистратуре в стране учится только 3% студентов. Все остальные выбирают специалитет», – приводит решающий аргумент ректор Московского государственного юридического университета имени О. Е. Кутафина.

Это касается лучших университетов и академий страны. В реальности новая система образования открыла широкие возможности не столько для получения диплома международного образца, сколько для получения диплома без качественных знаний. О масштабах дискредитации и профанации юридического образования в стране с гневом рассказал председатель Ассоциации юристов России Сергей Вадимович Степашин: «Напомню, Советский Союз – 57 юридических вузов и факультетов. На 280 миллионов граждан. Не стало Советского Союза, население уменьшилось почти в два раза. Юридических вузов стало 1500! Было поручено провести экспертизу: что же это за учреждения такие? Где и как они появились – в бывших ПТУ, полуподвалах, в комнатках. Некоторые всего три комнаты занимали. В комиссию вошли ведущие юристы. Московский университет подключился, Санкт-Петербургский. Начали проверять. В большом количестве случаев – кормушка для одних и возможность быстро получить диплом для других. Провели аттестацию. Аттестовались из 1500 – 112! Мы передали документы в Рособрнадзор. Сейчас их 450. По крайней мере, хоть какая-то работа была проведена».

Именно такие «вузы» получили возможность за деньги пачками выдавать «дипломы» бакалавров, которые дискредитируют профессию и не имеют никаких шансов на магистратуру. Безусловно, крупные университеты с прочной материально-технической базой, крепкими традициями и авторитетным профессорско-преподавательским составом даже в новой системе дают прочные знания. Они сумели приспособить условия Болонской модели к традициям и возможностям своих учебных заведений. Ректор Санкт-Петербургского государственного университета Николай Михайлович Кропачев раскрывает цифры: лишь каждый второй дипломированный бакалавр-юрист, выпускник СПбГУ, идет в магистратуру. Во многом потому, что сразу после бакалавриата выпускники имеют по несколько очень привлекательных приглашений на работу. Невостребованность им не грозит. При этом сам руководитель университета признает: эта ситуация уникальна, вузы с таким авторитетом, как СПбГУ, в стране можно пересчитать по пальцам. А остальные не могут на деле подтвердить качество образования своих бакалавров. Вот и обречены их выпускники на обладание дипломом без востребованности на рынке труда.

Председатель Комитета Госдумы РФ по науке и высшему образованию Сергей Владимирович Кабышев удивил всех участников форума сообщением о том, что из Болонского процесса выйти невозможно просто потому, что Россия туда и не входила. «Были у нас парламентские слушания, пригласили Владимира Михайловича Филиппова, который вместе с ректором Санкт-Петербургского университета Людмилой Вербицкой был в составе той делегации. Он говорит: “Мы ничего не подписывали. Мы приехали, послушали и решили в эту Болонскую систему войти”. Если сейчас воспринимать эту Болонскую систему как признак евроцентризма, что-то чуждое нам, нам действительно оттуда нужно выйти. Но как юридически выйти из того, куда мы не входили?» Глава Следственного комитета РФ Александр Иванович Бастрыкин немедленно задает вопросы, которые проясняют юридическую легитимность этого решения. Экспресс-следствие приходит к выводу: ускоренная модернизация российской системы высшего образования в России произошла благодаря волюнтаристским решениям тогдашнего председателя Комитета Госдумы по науке и образованию. Международных обязательств в этом вопросе у Российской Федерации нет.

Сергей Владимирович Кабышев уточняет: многие из составляющих Болонского процесса существуют только в качестве мифов массового сознания. Например, ЕГЭ ничего общего с Болонским процессом не имеет, просто его внедрение по времени совпало с переходом на новую систему образования, и в народном сознании они оказались тесно связаны. Самый главный негативный результат преобразований вузовской системы страны Кабышев видит в другом. Под влиянием евроцентризма произошло качественное изменение профессиональных стандартов. Из профстандарта юриста образца 2000 года исчезли «гражданская зрелость, высокая общественная активность, профессиональная этика, правовая психологическая культура, глубокое уважение к закону, бережное отношение к правовым ценностям государства, чести и достоинству гражданина». То есть воспитание юриста в новой парадигме сводится к предоставлению образовательной услуги и ничему более. Такой подход логичен для англо-американской системы судопроизводства, в которой судебный процесс сводится к состязанию сторон. Для отечественного суда же всегда был характерен иной подход: суд искал истину, а не оценивал красоту доводов обвинителей и адвокатов. «Где правда?» – найти ответ на этот вопрос невозможно как раз без гражданской зрелости, профессиональной этики и бережного отношения к правовым ценностям государства, чести и достоинству гражданина. А именно они под влиянием новых моделей из профстандарта и были исключены.

Именно в этом и видит основной изъян Болонской системы Александр Иванович Бастрыкин: «Эта система построена на подходе быстрой подготовки специалиста и выпуска его на рынок. Не личности – специалиста. Что-то не пошло? Ладно, быстро переориентировался на другую специальность – и в магистратуру туда. Не предполагает эта система воспитания. А наша система включала в себя воспитание личности, тем более юриста. Мы должны воспитывать не просто специалиста в области права. Мы должны воспитывать граждан, отвечающих за Отечество и государство».

В том, что изменения в системе отечественного высшего юридического образования необходимы, солидарны все участники дискуссии. Впрочем, подойти к этим переменам нужно последовательно и осмотрительно, чтобы не повторить ошибок тех, кто загнал российское высшее образование в процесс, который не учитывал реальных потребностей отечественной системы правосудия. Сергей Владимирович Кабышев назвал вопросы, которые требуют самого серьезного обсуждения: «У нас много готовится студентов, которые учатся по бакалавриату. Что с ними делать? Отправить на улицу? Перевести куда-то? А есть студенты, которые уже закончили бакалавриат, не пошли в магистратуру. С ними что делать? Признать их недоучками? Переквалифицировать на неоконченное высшее образование? С этим необходимо тщательно работать, потому что мы должны быть ответственными и перед нашими гражданами, и перед будущими поколениями».

Свои тезисы глава Следственного комитета России предложил к обсуждению не только руководителям системы высшего образования. К разговору он пригласил самих студентов в рамках молодежного форума. Уже после выступления десятки участников форума – студенты различных учебных заведений – окружили Председателя СК РФ в кулуарах форума. Они задавали много уточняющих вопросов, но при этом большинство молодых людей идеи Александра Ивановича Бастрыкина поддержали.

Подготовлено управлением взаимодействия со СМИ

08 Сентября 12:32

Адрес страницы: http://pressa.sledcom.ru/ZHurnal/Magazine-4-2022/item/1722190/

© 2022 Следственный комитет Российской Федерации